Якутский писатель, автор трилогии о Чингис-Хане, назвал свой приезд в Туву паломничеством на прародину тюрков и разрешил бесплатное переиздание романа

   Саяна Монгуш
25 марта 2006 г.

постоянный адрес статьи: https://www.tuvaonline.ru/2006/03/25/shingis-han.html

Съемочная группа фильма По велению Чингисхана. Фото Виталия Шайфулина. Предоставлено газетой Урянхай-Неделя Съемочная группа фильма «По велению Чингис–Хана» завершает свою работу в Туве. Вчера, автор романа и сценарист фильма, Народный писатель Саха-Якутии Николай Лугинов дал пресс-конференцию в ГТРК «»Тыва».

Отвечая на вопросы журналистов, писатель рассказал, что уважает фундаментальные романы и точку зрения советских писателей, освещавших образ степного полководца. «Но, я как реставратор, должен вывести новую картину» – считает автор. Первые два романа трилогии якутского писателя, увидели свет после перевода на русский язык в 2000 году. «Встречены с пониманием ведущих писателей России, прошли обсуждение в Союзе писателей, в Институте мировой литературы», - сказал Николай Лугинов. «Я писал роман в то время, когда это было крайне невыгодно с точки зрения общественного мнения. Когда я заканчивал роман, Чингис-Хан оставался злодеем из злодеев, ничего положительного нельзя было сказать о нем. Сейчас идеологические приоритеты сменились».

Книга была издана тиражом 8 тыс. экземпляров при финансовом содействии «Алроса» и ее президента. На вопрос «Тува-Онлайн» даст ли автор разрешение на ее переиздание в Туве, автор сообщил, что на такие вопросы обычно отвечает: «Это собственность Монгольской империи». «Без всяких гонораров даю разрешение печатать в Туве, цитировать частями, целиком или как хотите» - сообщил он.

Журналист ГТРК «Тыва» Андрей Чымба, уже знакомый с романом (подаренным ему накануне), обсудил женские образы в произведении. Мать Чингис-Хана, предстающая как умная, волевая и довлеющая над главным историческим персонажем, по мнению автора, вполне оправданный и закономерный образ. «Чингис–Хан настолько боялся матери, что терял дар речи, когда она гневалась. Все женщины состояли в интендантской службе и имели воинские звания». Под всеобщее оживление писатель рассказал о том, каким образом и как (по воле женщин руководителей) формировался военно-походный гарем в войсках 13 века.

«Исторический роман – это не искусство, а большая политика, а кино – это высшая ложь», – сказал Нкиолай Лугинов, отвечая на вопросы о соотношении вымысла и фактографии, кино и литературы. На вопрос, а не возьмется ли он за еще один исторический роман с всемирно известным персонажем, писатель, у которого роман «отнял» 14 лет жизни, ответил: «Я 14 лет, как инвалид войны. Я ни на что уже не пригоден. Я могу быть востребован только как ветеран войн XIII века. Писатель не управляет тем, что он будет писать». Николая Лугинова, по его словам, сейчас «ведет» к судьбе внука Чингис-Хана, закончившего жизнь после провальной военной экспедиции в Японию.

На вопрос о взаимоотношении с поэзией романист (математик по образованию) ответил: «Я считаю поэзию вершиной всего и вся. Главные люди в искусстве – поэты. Сейчас самый «изгой», самые невостребованные нашим временем – поэты. Я не пишу стихов, но «как собака, все понимаю».

Визит в Туву писатель назвал «паломничеством». «Наша разрозненность напоминает мне разбитый кувшин, каждый осколок которого мнит себя отдельным, целостным явлением, это – гибельный путь. Мы – единый тюркский народ. Мы даже не представляем себе полный, существующий потенциал этой культуры. Я совершил подвиг, привезя эту тысячу страниц романа сюда, на эту землю, прародину всех тюрков».


© 2001-2019, Информационное агентство "Тува-Онлайн" (www.tuvaonline.ru).
При любой форме цитирования ссылка на источник (при возможности с указанием URL) обязательна.